Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Проблемы квалификации преступлений проттв семьи

Проблемы квалификации преступлений проттв семьи

Проблемы квалификации преступлений проттв семьи

Актуальные проблемы преступлений против семьи и несовершеннолетних


Стр 6 из 21 В ч. 1 ст. 38 Конституции РФ гарантирована защита материнства, детства и семьи. Это конституционное положение соответствует международно-правовым стандартам (Конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Конвенция о правах ребенка (1989 г.), Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (1990 г.), Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей (1990 г.) и др.).

Во всех международно-правовых актах, касающихся прав ребенка и условий его развития, провозглашается, что дети имеют право на особую заботу и помощь и что семье как основной ячейке общества и естественной среде для роста и благополучия всех ее членов и особенно детей должны быть предоставлены необходимые защита и содействие.

С учетом задачи защиты материнства, детства и семьи в УК включена гл. 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних». В других главах УК тоже устанавливается ответственность за преступления, опасные для семьи и несовершеннолетних (насильственные преступления, преступления, связанные с сексуальной эксплуатацией и сексуальным совращением, склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ и др.), однако только нормы гл.

20 УК специально предназначены для защиты благоприятных условий существования семьи и здорового развития ребенка. Они запрещают совершение преступлений исключительно в отношении несовершеннолетних. Круг потерпевших расширен только в ст.

157 УК, в которой установлена ответственность за злостное уклонение от уплаты средств на содержание не только несовершеннолетних, но также нетрудоспособных детей, достигших 18-летнего возраста, и нетрудоспособных родителей. Видовой объект преступлений, предусмотренных гл.

20 УК, составляют общественные отношения, обеспечивающие нормальное физическое, нравственное и социальное развитие несовершеннолетнего, реализацию его личных прав и законных интересов семьи. В ранее действовавшем УК РСФСР 1960 г. преступления против несовершеннолетних и против семьи были признаны преступлениями с отличающимися видовыми объектами и включены в разные главы: гл.

10

«Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения»

и гл. 3

«Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности»

соответственно.

Не все признают обоснованным объединение в один видовой объект интересов несовершеннолетних и семьи.

По мнению Ю. Е. Пудовочкина, «интересы семьи в анализируемых преступлениях (и то не во всех) являются дополнительным или факультативным объектом, а потому не могут быть указаны в наименовании гл.

20 Особенной части УК. К тому же раздел VII УК объединяет, судя по наименованию, преступления против личности, а не против каких-либо социальных институтов, в которых эта личность растет и развивается». Этот автор предлагает исключить слово «семья» из названия гл.

20 УК и именовать ее «Преступления против развития несовершеннолетних»71.

Однако преобладает другое мнение, с положительной оценкой объединения преступлений против семьи и несовершеннолетних в отдельную главу УК.

Признается, что все преступления, предусмотренные гл. 20 УК, посягают одновременно на интересы несовершеннолетнего и на интересы семьи, обособлять которые можно лишь условно, так как они тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены, нарушение одних неминуемо влечет нарушение других охраняемых уголовным законом прав72.

В зависимости от непосредственного объекта преступления, предусмотренные гл. 20 УК, можно классифицировать на группы: 1) преступления против несовершеннолетних, объектом которых являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие несовершеннолетнего (ст.

150, 151 и 151.1 УК); 2) преступления против семьи, объект которых — личные права несовершеннолетнего в семье и законные интересы семьи (ст.

153, 154, 155, 156 и 157 УК). Большинство преступлений против семьи и несовершеннолетних составляют преступления небольшой и средней тяжести. Тяжкими признаны только вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ч.

2, 3 и 4 ст. 150 УК) и вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ч.

3 ст. 151 УК). По мнению многих специалистов, с учетом специфики объекта, психики несовершеннолетних, повышающих их виктимность, опасных последствий для формирования личности ни одно из преступлений против несовершеннолетних не должно считаться преступлением небольшой тяжести73. Нельзя не признать, что нормы гл.
Нельзя не признать, что нормы гл.

20 УК применяются редко, выборочно, в то время как преступления, являющиеся основаниями применения соответствующих норм, широко распространены.

В соответствии с данными Судебного департамента при Верховном Суде РФ за преступления, предусмотренные ст. 150–157 УК, в 2012 г. были осуждены 60 700 человек. Чаще всего к уголовной ответственности привлекались родители за злостное уклонение от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших 18-летнего возраста.

Всего по ч. 1 ст. 157 УК были осуждены 57 631 человек, что составляет 95% от общего числа осужденных по ст. 150–157 УК. Из данной группы преступлений к высоколатентным относятся преступления в виде вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или антиобщественных действий. В 2012 г. по ст. 150 и 151 УК были осуждены всего 711 человек (1% от общего числа осужденных по ст.

150–157 УК). Есть явное расхождение в количестве преступлений, совершенных несовершеннолетними в соучастии со взрослыми, и числе лиц, осужденных по ст. 150 и 151 УК. Значимость норм о вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления и антиобщественных действий велика, так как они имеют целью предупреждение преступлений против несовершеннолетних и одновременно преступлений самих несовершеннолетних («двойная превенция»).

То, что случаи привлечения к уголовной ответственности по ст. 150 и 151 УК имеют исключительный характер, свидетельствует о наличии проблем как с выявлением таких преступлений, так и с установлением оценочных признаков их составов. Официальные разъяснения о применении ст.

150 и 151 УК даны в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1

«О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних»

74.

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК). Факультативным непосредственным объектом является здоровье. Потерпевший — любое лицо, не достигшее 18-летнего возраста.

Объективная сторона состоит в вовлечении несовершеннолетнего в совершение одного или нескольких преступлений. Формой вовлечения в совершение преступления является действие. Некоторые авторы допускают, что вовлечение может заключаться и в бездействии.

По мнению К. К. Сперанского, само присутствие несовершеннолетнего при совершении взрослым преступления («пассивное научение») может стать способом вовлечения75. Однако в судебной практике «пассивное научение» не признается уголовно-правовым деянием, из-за невозможности доказывания его направленности на совершение несовершеннолетним конкретного преступления (оконченного или неоконченного). Также агитация или пропаганда преступного образа жизни не считается вовлечением в совершение преступления.

Способы вовлечения могут быть разными: предложение совершить преступление, обещание определенных выгод, обман, угроза, разжигание чувства зависти, мести и др. Определение момента окончания вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления осложнено в условиях несовершенства конструкции состава преступления.

Исходя из текста ст. 150 УК, не ясно, какой состав преступления в ней закреплен — материальный или формальный. Многие научные исследователи не считают необходимым последствием вовлечения в совершение преступления несовершеннолетнего выполнение им этого преступления, поскольку вред развитию несовершеннолетнего причиняется не в результате совершения ими преступления, а в процессе негативного воздействия взрослого лица76. Соответственно, признают, что состав преступления формальный, и преступление окончено с момента вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления независимо от того, выполнил ли он какое-либо противоправное действие.

Другие специалисты полагают, что вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления — это не только склонение к совершению преступления, но и последствие таких действий в виде участия несовершеннолетнего в преступлении. Таким образом, вовлечение понимается как взаимодействие взрослого лица («вовлекателя») и несовершеннолетнего («вовлекаемого»). Одни исследователи рассматривают, что состав — материальный, преступление признается оконченным с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление.

Другие полагают, что поведение несовершеннолетнего характеризует деяние и состав является формальным. Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал:

«Преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями 150 и 151 УК РФ, являются оконченными с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление или после совершения хотя бы одного из антиобщественных действий, предусмотренных диспозицией части 1 статьи 151 УК РФ (систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, занятие бродяжничеством или попрошайничеством)»

77. Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал вменять совершенное несовершеннолетним преступление и взрослому, который его в это преступление вовлек:

«Действия взрослого лица по подстрекательству несовершеннолетнего к совершению преступления при наличии признаков состава указанного преступления должны квалифицироваться по статье 150 УК РФ, а также по закону, предусматривающему ответственность за соучастие (в виде подстрекательства) в совершении конкретного преступления»

(п.

42 постановления от 1 февраля 2011 г.

№ 1). Эта рекомендация противоречит выводу, что вовлечение в совершение преступления — это специальный вид подстрекательства78.

Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и подстрекательство к преступлению составляют идеальную совокупность преступлений, а значит, в данном случае правила конкуренции норм не должны применяться. Это представляется обоснованным ввиду существенного различия объектов указанных видов преступных посягательств.

Лицо, вовлекшее несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста, в совершение преступления, признается исполнителем этого преступления. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Рекомендуем прочесть:  Где в адлере сделать регистрацию

Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 18 лет. Квалифицирующий признак указан в ч. 2 ст. 150 УК — совершение преступления родителем, педагогическим работником либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего.

Например, уголовной ответственности за вовлечение подлежат отчим, мачеха, приемные родители, опекун, попечитель, представитель специализированного государственного органа, осуществляющего воспитательные функции в отношении несовершеннолетнего и контроль за его поведением, и др. Особо квалифицирующие признаки преступления, предусмотренные в ч.
Особо квалифицирующие признаки преступления, предусмотренные в ч.

3 ст. 150 УК, — совершение преступления с применением насилия или с угрозой его применения. Насилие выражается в побоях или иных насильственных действиях, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы, а также в причинении легкого и средней тяжести вреда здоровью.

Угрозой применения насилия признаются все виды угроз насилием, включая угрозу убийством, как в отношении самого потерпевшего, так и его близких.

В ч. 4 ст. 150 УК закреплены особо квалифицирующие признаки: вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу (которая существовала на момент совершения преступления, а не была создана в результате вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления79) либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, а также совершение преступления по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ст. 151 УК). Необходимые признаки состава вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий по содержанию совпадают в основном с аналогичными признаками состава вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления.

Разграничиваются указанные преступления по признакам объективной стороны.

Объективная сторона преступления, определенного в ст. 151 УК, состоит в вовлечении несовершеннолетнего в совершение антиобщественных непреступных действий.

Перечень таких действий исчерпывающе установлен в уголовном законе: систематическое употребление спиртных напитков или одурманивающих веществ, занятие бродяжничеством или попрошайничеством. Вовлечение несовершеннолетнего в иные антиобщественные действия (неразрешенные публичные мероприятия, азартные игры и т.

д.) не квалифицируется по ст.

151 УК. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий — это процесс, результатом которого является сформировавшаяся привычка к употреблению спиртных напитков и одурманивающих веществ или зависимости от них, либо закрепление образа жизни в виде бродяжничества или попрошайничества. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий является оконченным преступлением

«после совершения хотя бы одного из антиобщественных действий, предусмотренных диспозицией части 1 статьи 151 УК РФ (систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, занятие бродяжничеством или попрошайничеством)»

(п.

42 постановления от 1 февраля 2011 г.

№ 1). Согласно примечанию к статье, не подлежат уголовной ответственности родители, вовлекшие несовершеннолетнего в занятие бродяжничеством вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств, вызванных утратой источника средств существования или отсутствием места жительства. Контрольные вопросы 1. Какие права и интересы семьи и несовершеннолетних защищают нормы, включенные в гл.

Контрольные вопросы 1. Какие права и интересы семьи и несовершеннолетних защищают нормы, включенные в гл. 20 УК? 2. Определите конструкцию составов преступлений, предусмотренных в гл. 20 УК, и момент их окончания.

3. Требуется ли квалифицировать преступления против семьи и несовершеннолетних дополнительно по статьям других глав УК? Список рекомендуемой литературы и нормативных правовых актов 1. УК РФ (ст. 150–157). 2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г.

№ 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» // БВС РФ. 2011. № 4. 3. Туктарова И. Н., Мордовец А. С. Уголовно-правовая характеристика преступлений против несовершеннолетних. Саратов, 2002. 4. Палий В. В., Ашин А.

Саратов, 2002. 4. Палий В. В., Ашин А.

А., Чучаев А. И. Преступления против семьи и несовершеннолетних.

Владимир, 2009. 5. Пудовочкин Ю.

Е. Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному праву.

СПб., 2002. 6. Сперанский К. К.

Уголовно-правовая борьба с преступлениями несовершеннолетних и против несовершеннолетних.

Ростов-на-Дону, 1991. 6 : дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни. : дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого. : На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.



Особенности квалификации преступлений против семьи

законодательство семейный тайна уголовный Следующим преступлением, отнесенным нами к группе посягательств, нарушающих право ребенка жить и воспитываться в семье, является подмена ребенка.

Данные официальной статистики не содержат указаний на факты совершения данных преступлений ни в России, ни в Ставропольском крае С проблемой объекта преступления тесно связан вопрос о его предмете. В преступлениях против личности мы склонны отождествлять предмет и потерпевшего, а потому далее речь пойдет о понятии ребенка, которое упоминается в ст.

153 УК. Оно не является специфически уголовно-правовым.

Семейный кодекс РФ 1995 г. в ст.

54, Закон РФ «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» 1998 г. в ст. 1 понимают под ребенком любое лицо, не достигшее возраста 18 лет (совершеннолетия).

Тем не менее очевидно, что подмена детей, способных идентифицировать себя, осознавать свое происхождение и положение, невозможна. В упомянутой ранее работе В. Савельевой, в Комментарии УК РФ под редакцией В. М. Лебедева и Ю. И. Скуратова указывается, что подмена возможна в отношении новорожденного ребенка.

М. Лебедева и Ю. И. Скуратова указывается, что подмена возможна в отношении новорожденного ребенка. В уголовном праве в связи с введением в УК РФ ст. 106 сформировалось понятие новорожденного: под ним понимают ребенка в возрасте до одного месяца.

Однако отказывать, исходя из этого, в возможности подмены ребенка в возрасте более одного месяца нельзя.

Как видим, проблема возраста ребенка при подмене открыта.

Отечественное уголовное законодательство и доктрина XIX столетия, говоря об ответственности за подмену ребенка, оперировали понятием «младенец».

При этом большинство исследователей также определяли его как «грудного младенца» либо «новорожденного».

Вместе с тем А. Лохвицкий указывал, что подмена, в порядке исключения, возможна и в отношении детей более старшего возраста, если «дитя со дня рождения было отдано матерью на кормление вне дома. пока мать не ознакомлена с ребенком или ребенок не освоится со своим настоящим положением». Полагаем, что и в современных условиях нельзя исключить аналогичной ситуации.

Предположим, что сразу после рождения ребенка мать отказывается от него.

Тот попадает в детский дом или иное воспитательное учреждение и не знает своего истинного происхождения. Таким образом, нет оснований ограничивать возраст ребенка в ст. 153 УК месячным периодом новорожденности, подмена возможна в отношении любого лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста и не осознающего своего происхождения, при условии, что и родители не были с ним ознакомлены.

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 30.12.2015) Объективная сторона анализируемого преступления в УК РФ обозначена одним понятием — «подмена», признаки которой, за исключением субъективных, в диспозиции не раскрываются.

Тем не менее, полагаем, что проблем с толкованием этого общеупотребительного понятия быть не должно.

Подмена представляет собой замену одного ребенка другим. Как правило, она возможна в форме активных действий, но не исключена подмена и в форме бездействия, когда родители или иные лица, осознающие факт подмены и обязанные ему препятствовать в силу профессиональной принадлежности, не противодействуют лицам, объективно совершающим подмену, но не осознающим ее.

Например, мать не препятствует действиям медицинской сестры родильного дома, которая меняет детей «по неосторожности», не осознавая этого. В характеристике тайности тесно переплетаются объективные и субъективные факторы Внешне подмена может быть осуществлена как в отсутствии посторонних, так и в присутствии лиц, не осознающих противоправности подмены, либо осознающих ее, но в силу особых взаимоотношений с виновным не препятствующих ей.

Субъективный критерий тайности заключается в том, что в любой ситуации подмены виновный оставляет родителей подмененного ребенка в неведении относительно случившегося. При этом осознание родителями подмененного ребенка факта подмены не влияет ни на квалификацию, ни на возможность привлечения виновного к уголовной ответственности.

Подмену ребенка следует отграничивать и от преступления, предусмотренного в ст 152 УК РФ. в части совершения «иных сделок» в отношении несовершеннолетнего «Иные сделки» могут быть представлены меной, имеющей две разновидности: ребенок может быть заменен на какой-нибудь предмет (машину, дом, акции, животное и др.) либо на другого ребенка.

В обоих случаях отграничение мены от подмены следует проводить по факту наличия или отсутствия осведомленности и согласия обеих сторон относительно подмены. Если обе семьи согласны обменяться детьми или поменять ребенка на какой-нибудь товар, то содеянное подпадает под действие ст. 152 УК РФ Если же одна из сторон остается в неведении относительно обмена детьми, это подмена, предусмотренная ст.

153 УК. При анализе мотивов подмены установление их неизменного характера приобретает особую проблематичность и чрезвычайно расширяет возможности «усмотрения» правоприменителя, в связи с чем мы можем поддержать высказанную в науке мысль о необходимости исключения категории «низменные мотивы» и замены ее понятием «иная личная заинтересованность». Конституция Российской Федерации. М. Закон. 1999.

История исследования проблемы преступлений против семьи и несовершеннолетних Текст научной статьи по специальности «Право»

Плахотнюк Ю.И.

Аспирант, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Байкальский государственный университет экономики и права (г.

Иркутск) ИСТОРИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СЕМЬИ И НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ Аннотация В статье исследуется история развития законодательства преступлений против семьи и несовершеннолетних, а так же выделены основные проблемы.

Ключевые слова: преступления против семьи и несовершеннолетних, семейные отношения, развитие законодательства Keywords: crimes against the family and juvenile, family relationships, development of legislation Основы духовного и физического развития подрастающего поколения закладываются и формируются в семье. Семья — это такой вид социальной микросреды, где человек получает первоначальные знания об окружающем мире, представления о нормах поведения, подвергается первым воспитательным влияниям и делает первые шаги. Одной из гарантий соблюдения прав и законных интересов ребенка является законодательное закрепление ответственности за их нарушение [1].

Любое государство должно быть заинтересовано в охране семейных отношений не только путем формирования целесообразных воспитательных мер и влияния окружающей среды, но и посредством установления законодательства, предусматривающего юридическую ответственность за деяния, причиняющие вред устоям семьи, духовному и физическому развитию несовершеннолетних. Исследуя действовавшие ранее уголовно-правовые нормы, охраняющие несовершеннолетних членов семьи от насилия со стороны родителей, можно сформировать наиболее приемлемую тенденцию развития в данной области общественных отношений в будущем. До недавнего времени ученые, занимающиеся развитием законодательства об уголовной ответственности за нарушение прав и законных интересов ребенка, начинали свой исторический экскурс с послеоктябрьского периода 1917 года.

Но как обстояло дело в нашей стране в конкретных исторических периодах до 1917 года?

На ранних этапах развития Древней Руси основой для писаного права служили правовые обычаи. Так, в одном из первых систематизированных источников права, Русской Правде, первоначально содержались в основном нормы уголовного права, но каких-либо составов преступлений против семьи или несовершеннолетних не упоминалось.

Семейные же отношения охранялись нормами наследственного и семейного права. Как и всякое феодальное право, оно было правом — привилегией, когда неравенство людей, принадлежащих к разным социальным группам, напрямую устанавливалось законодательством [4, 23].

В различные периоды становления и развития общество и государство по-разному относились к вопросам уголовно-правовой охраны несовершеннолетних членов семьи от насилия со стороны родителей. Из текста Русской Правды следует, что в древнерусском праве основным объектом уголовно-правовой охраны являлись личность человека и его собственность. Русская Правда не содержала каких-либо запретов на применение насилия по отношению к детям со стороны родителей.

Правовые нормы лишь регулировали имущественные отношения применительно к наследственному праву между родителями, лицами, их заменяющими, и детьми [4, 22].

Первые упоминания о преступлениях, нарушающих семейные устои, можно найти в Уставе святого князя Владимира, крестившего Русскую землю, о церковных судах (9801015 гг.). С введением христианства церковь взяла на себя регулирование общественных отношений, связанных с семейным правом, которые ранее регулировались только обычным правом. То есть ответственность за нарушение интересов семьи в этот период на Руси регулировалась в основном церковным законодательством [3, 23].

В отличие от Русской Правды Княжеское законодательство X века предусматривало ответственность за преступления, посягающие на семейные отношения.

Псковская Судная Грамота является характерным в плане регулирования отношений, возникающих между родителями и детьми, супругами, родственниками по восходящей и нисходящей линии [4, 27]. Образование централизованного государства и развитие общественных отношений обусловили создание единой общерусской системы права. Такими крупными законодательными актами этого периода стали Судебники 1497 и 1550 гг.

Характерным явилось то, что в Судебнике 1550 г. особое развитие получили телесные наказания в форме болевых кар.

Показательным в этом плане является Домострой, который санкционировал побои детей отцом как лучшее средство их воспитания в подчинении. Дальнейшее развитие законодательства знаменовалось созданием Соборного уложения 1649 г.

Положительным явилось то, что законодатель расширил, по сравнению с предыдущими законодательными актами, перечень деяний, совершаемых в семье, подлежащих уголовному наказанию. [4, 141]. Реформы Петра I положили начало новому периоду в развитии семейного права. Отчасти смягчилась власть родителей над детьми.

Родители не только имели право, но и уже обязаны были воспитывать своих детей.

Впервые в Воинском артикуле (1715 г.) была уравнена ответственность за убийство родителей и за детоубийство [3, 193]. В 1838 г. был опубликован и введен в действие Свод законов Российской империи.

Книга первая Свода законов «О правах и обязанностях семейных» регулировала семейно-брачные отношения. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

продолжило в отечественном законодательстве линию на расширение круга норм, регламентирующих ответственность за преступления против семьи и нормального развития несовершеннолетних, их систематизацию и совершенствование. Выразилось это, в частности, в том, что в Уложении появился специальный раздел XI «О преступлениях против прав семейных», а в нем самом — четыре главы: «О преступлениях против союза брачного»; «О злоупотреблении родительской власти и о преступлениях детей против родителей»; «О преступлениях против союза родственного»; «О злоупотреблении власти опекунов и попечителей» [3, 189].

Однако по-прежнему отсутствовала норма, обеспечивающая уголовно-правовую защиту детей от деяний, соединенных с жестоким обращением. Таким образом, исторический анализ законодательной деятельности Российского государства показывает, что ни семья, ни права и законные интересы детей длительное время не были объектом уголовно-правовой охраны в России.

Формирование законодательства, регламентирующего уголовно-правовую охрану семьи и защиту прав несовершеннолетних в России, началось лишь во второй половине XIX в. — в Своде законов Российской империи 1838 г. и Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

Полное подчинение детей родительской власти сохранялось на протяжении двух веков.

Дальнейшее развитие государства и общественной жизни привело к изменению отношения к вопросу уголовно-правовой охраны детей от насилия в семье.

В отличие от Соборного уложения 1649 г. такие деяния родителей, как истязание, изувечение, убийство в отношении своих детей, подпадали под признаки уголовного деяния. Однако только к середине XIX в.

при подготовке Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) было признано целесообразным этим деяниям посвятить особый раздел «О преступлениях против прав семейных», содержащий в себе несколько глав. Особый интерес представляет глава 2 Уложения —

«О злоупотреблении родительской власти и преступлениях детей против родителей»

, где предусматривались новые, неизвестные до 1845 г.

насильственные деяния родителей и лиц, их заменяющих, против несовершеннолетних детей. Прежде всего, внимания заслуживает статья 420, предусматривающая наказание родителям, опекунам, попечителям, а также иным лицам, имеющим надзор за несовершеннолетним в виде тюремного заключения, если они виновны в жестоком обращении с недостигшим семнадцати лет [3, 186].

Таким образом, уголовное законодательство XIX в. устанавливало запрет на применение насилия родителями и лицами, их заменяющими, по отношению к своим детям и предусматривало за данное деяние весьма строгое наказание. Тюремным заключением по Уложению 1845 года карались и другие преступления против несовершеннолетних в семье.

Большим прогрессом данного закона явилось и то, что помимо тюремного заключения суду предоставлялось право «лишить виновного власти над несовершеннолетним», которое, очевидно, следует рассматривать как дополнительное наказание, применяемое по усмотрению суда [3, 166]. Таким образом, анализ правовых воззрений на особенности уголовной ответственности родителей за применение насилия по отношению к своим детям в XIX — начале XX века показал, что уголовное законодательство этого периода было достаточно совершенным, учитывало требования морали, нравственности, религиозные представления, возникшие и развившиеся в обществе на протяжении предыдущих столетий. Первый Уголовный кодекс РСФСР 1922 г.

устранил ответственность родителей за жестокое обращение с ребенком, присвоение или растрату имущества несовершеннолетнего, вовлечение несовершеннолетнего в преступление. Только одна статья рассматриваемого Кодекса среди преступлений, совершаемых против несовершеннолетних, в качестве субъекта предусматривала родителя:

«Неплатеж алиментов (средств на содержание детей) и вообще оставление родителями несовершеннолетних детей без надлежащей поддержки»

(статья 165). По Уголовному кодексу РСФСР 1926 г.

насилие в отношении детей со стороны родителей также не преследовалось. Изменение практики государства во второй половине XX века нашло свое отражение и в дальнейшем развитии уголовного законодательства. УК РСФСР 1960 г. существенно расширил перечень деяний, посягающих на интересы семьи в целом.

Однако применение насилия по отношению к несовершеннолетним в семье по-прежнему не влекло уголовную ответственность родителей. Наметившийся процесс интеграции России в мировое сообщество потребовал приведения национального законодательства в соответствие с международно-правовыми актами, закрепляющими основные права и свободы человека и гражданина [1]. Данное обстоятельство послужило окончательной причиной введения в Уголовный кодекс РФ 1996 года статьи 156, предусматривающей ответственность родителей за применение физического и психического насилия по отношению к своим детям.

Кроме того, в статье 150 (

«Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления»

) и статье 151 («Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий») родители предусмотрены в качестве специального субъекта преступления. Литература 1. Всеобщая декларация прав человека. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.un.org/russian/documen/declarat/declhr.htm 2.

Конвенция о правах ребенка. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.un.org/russian/documen/convents/childcon.htm 3.

Титов Ю.П. История государства и права России: Учеб. пособие / Ю.П. Титов, Клеандров В.М., Мулукаев Р.С.

— М., 2006. — 544 с. 4. Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+