Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Уголовное право - Приговор ст 132 ч 4 свердловской области

Приговор ст 132 ч 4 свердловской области

Приговор ст 132 ч 4 свердловской области

Изменение приговора по ч.4 ст.132 УК РФ в отношении несовершеннолетнего в кассационной инстанции


ПодписатьсяНе сейчасАвтор публикации: Адвокат, Написать сообщение Подписаться140 просмотров 49 дочитываний 11 июля 2021 в 12:57 В декабре 2017 г. ко мне обратилась мать несовершеннолетнего Л., осужденного Геленджикским городским судом Краснодарского края по п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ вместе с еще двумя несовершеннолетними к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии, с ограничением свободы на 1 год. На момент совершения инкриминируемого деяния ему было 15 лет, а на момент вынесения приговора – 16.Мать, назовем ее Екатериной, находилась в отчаянии, потому что была убеждена, что сын не совершал преступления.

А суд постановил приговор при отсутствии достаточных доказательств его вины.Тем не менее мне пришлось отказаться, т.к., по ее словам, адвокат, защищавший сына в суде первой инстанции, уже внес апелляционную жалобу. И я не видел необходимости вступать в дело.

Тем более что я сразу обозначил свою позицию — ничего не гарантирую заранее и ничего не «решаю». А ей якобы пообещали все «решить» в суде апелляционной инстанции.На этом мы и расстались.Месяца через три она мне вновь позвонила.Как я и предполагал, результат в апелляции был нулевой.

Приговор был оставлен без изменения (несмотря на явное грубое нарушение ч.5 ст.88 УК РФ – но об этом ниже).

Обещания предыдущего адвоката по «решению» вопроса не претворились в жизнь.Екатерина вновь попросила меня заняться делом ее сына. Я сразу пояснил, что надежды на изменение, а уж тем более на отмену приговора по той категории дел, по которой осужден ее сын, в кассационной инстанции ничтожно малы.Но решил попробовать помочь ей.Далее было ознакомление с материалами уголовного дела в суде.Согласно приговору суда, сын Екатерина совершил насильственные действия сексуального характера, т.е. иные действия сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшей, группой лиц, в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста.Ни один из осужденных вину не признал.В основу обвинительного приговора судом положены показания потерпевшей малолетней Г., 8 лет от роду.

При этом потерпевшая Г. непосредственно в ходе судебного следствия допрошена не была.

А в суде были лишь оглашены ее противоречивые показания, полученные дважды на предварительном следствии. Это было сделано, согласно протоколу судебного заседания, вопреки требованиям ч.6 ст.281 и ч.5 ст.191 УПК РФ, а также п.12 Постановления Пленума Верховного суда РФ №51 от 19 декабря 2017 г.

«О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)»

– суд не рассмотрел надлежащим образом ходатайство обвинителя об оглашении показаний потерпевшей без ее допроса и возражения на это стороны защиты, не удалил потерпевшую из зала во время оглашения ее показаний, суду не было представлено заключение эксперта, специалиста или психолога о невозможности ее допроса в суде.Вторым моментом, на который я обратил внимание, был протокол осмотра места происшествия.

И он был явно «сфальсифицирован» следствием.При ознакомлении с материалами уголовного дела в порядке ст.ст.215-217 УПК РФ защитники всех трех осужденных сфотографировали материалы дела – в них был один протокол осмотра.

При рассмотрении дела в суде государственный обвинитель огласил совершенно другой. В нем место происшествия находилось в 100 метрах от того, которое было указано в первом.Суду стороной защиты были заявлены ходатайства об исключении протокола осмотра места происшествия из перечня доказательств обвинения как недопустимого.

Суд отказал в удовлетворении указанного ходатайства, сославшись на то, что природа протокола осмотра места происшествия в материалах дела подтверждена допрошенным в судебном заседании следователем, проводившим осмотр.Как пояснил в суде следователь Г., якобы представители стороны защиты, которые знакомились с материалами уголовного дела в разное время в присутствии следователя в его служебном кабинете ограниченной площадью, изготовили копии протокола из учебного дела студента-практиканта, находившегося на столе следователя (последний этого якобы не видел).

Со слов следователя протокол из учебного дела заполнял студент, внося в него вымышленные сведения по своему усмотрению.При очевидной фальсификации протокола осмотра суд учел изложенную версию следователя.

При этом не учел того, что представленный стороной защиты протокол осмотра заполнен от руки и подписан тем же следователем, который составил протокол, имеющийся в деле, а не студентом.

Сведения о понятых и их подписи идентичны в двух протоколах, как и время начала и окончания осмотров.

Суд поверил голословным утверждениям следователя, не вызвав и не допросив студента-практиканта, на которого сослался следователь, не истребовав «учебное дело».Следует уточнить, что следователь Г. не раз был уличен, в т.ч. при рассмотрении дел в суде, в фальсификации доказательств. Но, к сожалению, ситуация в судебной системе такова, что на это никто особого внимания не обращает.

Конечно в кулуарах возмущаются. И выносят обвинительные приговоры.

Тем не менее, в настоящее время следователь Г.

уволен из органов СК РФ. Правда, без каких-либо последствий для него и его руководства.Ну и третье. Суд незаконно вопреки ч.2 ст.53, ч.5 ст.88 УК РФ, п.25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 №1

«О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних»

назначил несовершеннолетнему Л.

дополнительное наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год.Апелляционная инстанция с незаконным приговором согласилась, как всегда, не обратив внимание на доводы защиты.С учетом этого мною была подготовлена кассационная жалоба, в которой я просил суд вернуть уголовное дело прокурору в связи с существенными нарушениями УПК РФ.Жалоба была признана обоснованной и уголовное дело передано в Президиум Краснодарского краевого суда.В назначенный день я прибыл в суд. В очереди рассмотрения я был примерно 5-6. Время рассмотрения Президиумом дел перед моим вызовом составляло по 8-10 минут.

Конвейер работал.Пришло и мое время.

Из защитников присутствовал только я один. Другим осужденным был представлен один дежурный адвокат, «прирабатывающий» в краевом суде, дела, естественно, не знавший.Докладчик, как водится, доложил обстоятельства дела. Я поддержал доводы жалобы, подробно рассказав о нарушениях закона, допущенных при расследовании и рассмотрении дела в суде, назначении наказания.Как оказалось, прокуратура тоже разродилась кассационным представлением в части необоснованности назначения дополнительного наказания (спрашивается, а где была та же прокуратура, когда дело слушалось в апелляции, ведь тогда она согласилась с приговором без каких-либо оговорок).Сильно удивил заместитель прокурора края, которая на «голубом» глазу заявила, что поддельный протокол осмотра места происшествия никого не интересует, т.к.

Я поддержал доводы жалобы, подробно рассказав о нарушениях закона, допущенных при расследовании и рассмотрении дела в суде, назначении наказания.Как оказалось, прокуратура тоже разродилась кассационным представлением в части необоснованности назначения дополнительного наказания (спрашивается, а где была та же прокуратура, когда дело слушалось в апелляции, ведь тогда она согласилась с приговором без каких-либо оговорок).Сильно удивил заместитель прокурора края, которая на «голубом» глазу заявила, что поддельный протокол осмотра места происшествия никого не интересует, т.к. место преступления установлено из показаний потерпевшей. И несоблюдение прав осужденных не имеет никакого значения для дела.После меня попросили удалиться на время совещания Президиума.Совещание длилось довольно долго – минут 25-30.

Ожидавший своей очереди коллега спросил меня, что я такого наговорил, что Президиум совещается так необычайно долго.Наконец меня вызвали в зал.

Председательствующий сообщил, что жалобу Президиум удовлетворяет частично. Дополнительное наказание исключается. А наказание всем троим осужденным снижается ниже низшего предела: так как мой подзащитный самый старший – ему до 4 лет, а двум другим – до 3 лет.

И это при непризнании вины.Екатерина, услышав результат по телефону, очень обрадовалась. Она сама не очень верила в пересмотр приговора в кассационном суде.P.S. Судя по всему, Президиум принял компромиссное решение – и приговор не отменил при наличии существенных нарушений УПК РФ, и как бы доводы защиты услышал.да 1 / 0 нетВаш рейтинг должен быть не менее 500 для оценки публикацииОК Поделиться в социальных сетях: да 1 / 0 нет

сегодня, 19:25

0 7 сегодня, 19:24

0 3 сегодня, 19:16

0 10 сегодня, 19:04

0 6 сегодня, 17:17

0 10 сегодня, 14:24

3 32 сегодня, 10:24

0 29 вчера, 14:44

0 28 вчера, 12:25

0 29 вчера, 10:24

0 18 вчера, 13:03

164 2 051 вчера, 08:05

0 22 вчера, 06:44

1 30 позавчера, 16:24

0 37 19.10.2020, 22:02

17 484 Юристов онлайн Вопросов за суткиВопросов безответовПодписаться на уведомленияМобильноеприложениеМы в соц.

сетях

© 2000-2021 Юридическая социальная сеть 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов. МоскваКомсомольский пр., д. 7Санкт-Петербургнаб.

р. Фонтанки, д. 59Екатеринбург:Нижний Новгород:Ростов-на-Дону:Казань:Челябинск:Администратор печатает сообщение

Судебная практика по ст.

132 ук рф

Статья 132.

Насильственные действия сексуального характера(в ред.

Федерального закона от 27.07.2009 N 215-ФЗ)1. Мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей) -наказываются лишением свободы на срок от трех до шести лет.2. Те же деяния:а) совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;б) соединенные с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам;в) повлекшие заражение потерпевшего (потерпевшей) венерическим заболеванием, -наказываются лишением свободы на срок от четырех до десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.(в ред.

Федерального закона от 27.12.2009 N 377-ФЗ)3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:а) совершены в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней);б) повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (потерпевшей), заражение его (ее) ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, -наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.(в ред.

Федерального закона от 27.12.2009 N 377-ФЗ)4. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:а) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего (потерпевшей);б) совершены в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, -наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.(в ред.

Федерального закона от 27.12.2009 N 377-ФЗ)5.

Деяния, предусмотренные пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, совершенные лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, -наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет либо пожизненным лишением свободы.(часть 5 введена Федеральным законом от 29.02.2012 N 14-ФЗ)

Решение

Судья Чайковская М.А.

Дело № 22-5965 КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Красногорск 01 сентября 2011 года Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда в составе: председательствующего судьи Бобкова Д.В. судей Новикова А.В. и Витрика В.В. при секретаре Алояне А.Р. рассмотрела в закрытом судебном заседании от 01 сентября 2011 г.
при секретаре Алояне А.Р. рассмотрела в закрытом судебном заседании от 01 сентября 2011 г.

кассационное представление прокурора и кассационные жалобы осужденного Шастина И.Г. и адвоката Горечевой А.О. на приговор Люберецкого городского суда Московской области от 22 июня 2011 г., которым ШАСТИН Иван Георгиевич, ДД.ММ.ГГГГ г. рождения, уроженец , ранее не судимый, осужден по ст.

132 ч. 4 п. «б» УК РФ, с применением ст.

64 УК РФ, к 7 (семи) годам лишения свободы, с лишением права заниматься врачебной деятельностью на 3 (три) года; по ст. 135 ч.2 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 2 (двум) годам лишения свободы, с лишением права заниматься врачебной деятельностью на 2 (два) года; на основании ст.

69 ч.3 УК РФ, по совокупности преступлений, окончательно назначено наказание в виде 7 (семи) лет и 6 (шести) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с лишением права заниматься врачебной деятельностью на 4 (четыре) года. Заслушав доклад судьи Бобкова Д.В., объяснения осужденного Шастина И.Г.

и адвоката Горечевой А.О., поддержавших доводы жалоб об отмене приговора, мнение прокурора отдела Мособлпрокуратуры Сеурко М.В., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене приговора, судебная коллегия У С Т А Н О В И Л А : Шастин И.Г.

признан виновным в совершении иных действий сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшей, в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, а также в совершении развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста. Преступления совершены им в ночь с 1-го на 2-е ноября 2010 г.

в г. Люберцы Московской обл., в отношении потерпевших ФИО21., при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда. В судебном заседании осужденный виновным себя не признал.

В кассационном представлении заместитель Люберецкого городского прокурора ставит вопрос об отмене приговора, в связи с неверной квалификацией действий Шастина И.Г. и излишней мягкостью назначенного ему наказания, при этом указывает, что действия осужденного в отношении малолетних ФИО22 органами следствия были верно квалифицированы как два самостоятельных эпизода по п.

«б» ч.4 ст. 132 УК РФ, а вывод суда о наличии у Шастина единого умысла является несостоятельным, т.к.

преступления совершены им в отношении двух потерпевших, вину осужденный не признал, и сделать достоверный вывод о направленности его умысла невозможно. Кроме того, им совершены преступления против половой неприкосновенности малолетних, с использованием беспомощного состояния потерпевших, лицом, работавшим в детской больнице.

В связи с этим прокурор просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. Адвокат Горечева А.О. и осужденный Шастин И.Г.

в кассационных жалобах считают приговор незаконным, необоснованным, несправедливым и подлежащим отмене в соответствии со ст.

379 УПК РФ, при этом указывают, что приговор основан на предположениях и домыслах суда, поскольку никаких объективных данных, позволяющих однозначно утверждать о наличии непосредственно события инкриминируемого деяния ни органами предварительного следствия, ни в ходе судебного разбирательства не добыто. Согласно обвинительного заключения, Шастин проникал пальцем руки во влагалища ФИО23. Вся доказательная база обвинения строилась исключительно на показаниях потерпевших и их законных представителей, однако, в материалах дела имеются неопровержимые доказательства невиновности Шастина – осмотры врачом-гинекологом потерпевших ФИО24 и заключения акушерско-гинекологических экспертиз, согласно которым никаких повреждений в виде потёртостей, микроссадин и т.д.

в области влагалищ указанных потерпевших не имеется. Неоднократные ходатайства защиты о назначении дополнительной акушерско-гинекологической экспертизы были оставлены без удовлетворения с мотивировкой нецелесообразности проведения по причине затягивания судебного следствия и окончанием трёхмесячного срока для рассмотрения дела. Имея указания на скорое завершение дела с обвинительным приговором и понимая абсурдность обвинения, суд указал в приговоре, что Шастин проникал пальцем руки в область расположения наружных половых органов ФИО25.

Далее авторы кассационных жалоб указывают, что по делу не исследованы все возникшие версии, имеющиеся противоречия выяснены, но не устранены. Остались невыясненными обстоятельства, касающиеся сильных болевых ощущений у ФИО26 в момент проникновения Шастиным пальцем руки в половые органы, осведомлённости или неосведомлённости их о том, где находится влагалище, причину того, что при неоднократных допросах они в присутствии законных представителей и педагога утверждали, что Шастин пальцем проник именно во влагалище.

Судом не приняты во внимание выводы комплексных психолого-психиатрических экспертиз в отношении потерпевших, согласно которым у ФИО27 имеется реактивный психоз, т.е.

психическое расстройство со зрительными и слуховыми обманами восприятия, из чего следует, что все её показания даны в состоянии психического расстройства.

ФИО28 же в период совершения в отношении неё противоправных действий находилась в состоянии физиологического сна.

Показания потерпевшей ФИО29. фактически являются производными от показаний ФИО30., у которой имеется близорукость (-5) и сомнительно, что без коррекции в условиях естественного ночного освещения она могла видеть происходящее.

Вывод суда о наличии в действиях Шастина состава преступления, предусмотренного ч.2 ст. 135 УК РФ, неправомерен. По заключению комплексной сексолого-психолого-психиатрической экспертизы, Шастин не страдал и не страдает никакими психическими расстройствами, в т.ч. и в сексуальной сфере, все свидетели однозначно охарактеризовали его положительно и утверждали, что действий, в которых он обвиняется, он совершить не мог.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст.

135 УК РФ, отсутствует, т.к. подобные действия, если бы они имели место, не могли быть направлены ни на половое возбуждение несовершеннолетних, пробуждение у них сексуального интереса, ни на удовлетворение половой похоти виновного. Суд безосновательно отказал в допросе свидетеля ФИО31, явившейся в здание суда для дачи показаний о том, что ФИО32 оговорила Шастина, а также в допросе других свидетелей защиты.

Как основание к отмене приговора защита указывает также, в соответствии с п.11 ч.2 ст. 381 УПК РФ, отсутствие на 04.07.2011 г., т.е. спустя 12 дней после окончания судебного заседания, протокола судебного заседания.

Кроме того, как указано в кассационной жалобе, в судебном заседании 22.06.2011 г., в нарушение требований УПК РФ, отсутствовал государственный обвинитель Белова Н.В., при этом замена гособвинителя не производилась. Ходатайство адвоката о возобновлении судебного следствия для предоставления суду новых доказательств в заседании 16.06.2011 г.

Ходатайство адвоката о возобновлении судебного следствия для предоставления суду новых доказательств в заседании 16.06.2011 г. было судом отклонено в нарушение УПК РФ, без вынесения мотивированного определения или постановления.

Между тем, и подсудимый в последнем слове, и защитник в прениях сообщали о новых обстоятельствах, имеющих существенное значение для дела, суд был обязан возобновить судебное следствие. Невыполнение этого влечёт, по мнению защиты, отмену приговора.

Достоверные доказательства того, что Шастин заведомо знал о том, что потерпевшие ФИО33 не достигли 14-летнего возраста, отсутствуют.

Неправильно применён судом и закон в части удовлетворения гражданских исков о компенсации морального вреда. Поскольку Шастин И.Г. в период инкриминируемых ему деяний являлся дежурным врачом-травматологом больницы и исполнял свои функциональные обязанности, предусмотренные трудовым договором и должностной инструкцией, он не является надлежащим ответчиком по предъявленным искам, и в соответствии с ч.1 ст.

1068 ГК РФ, таковым является его работодатель (юридическое лицо).

Кроме того, размер денежной компенсации морального вреда является чрезмерным и не соответствует степени страданий каждой из потерпевших, т.к.

отсутствуют доказательства существования вообще каких-либо страданий со стороны их.

С учётом изложенного адвокат Горечева А.О. и осужденный просят приговор отменить и дело в отношении Шастина И.Г.

прекратить (как указывает адвокат) и направить на новое судебное разбирательство (как указывает осужденный).

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных представлении и жалобах, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Суд принял все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Вывод суда о виновности осужденного Шастина И.Г. в совершении указанных преступлений обоснован совокупностью допустимых доказательств, тщательно исследованных, проверенных в судебном заседании и изложенных в приговоре.

Обвинительный приговор соответствует требованиям ст. 302 УПК РФ, в нем указаны обстоятельства, установленные судом, дан анализ доказательств, обосновывающих вывод суда о виновности Шастина И.Г., мотивированы выводы суда относительно правильности квалификации преступлений. Признавая осужденного виновным, суд обоснованно принял во внимание последовательные, как на предварительном следствии, так и в суде, показания потерпевших ФИО34 свидетелей ФИО35 их законных представителей, письменные материалы дела: заявления законных представителей потерпевших о совершённых в отношении их детей противоправных действиях, протокол проверки на месте показаний потерпевшей ФИО36.

(т.1, л.д. 224-228), протоколы очных ставок между Шастиным И.Г. и потерпевшими ФИО37. (т.1, л.д. 244-248) и ФИО38. (т.2, л.д.1-6), протоколы прослушивания фонограмм (т.3, л.д.

118-146), заключения амбулаторных комплексных психолого-психиатрических экспертиз в отношении несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, другие материалы дела. Показания потерпевших и свидетелей последовательны, согласуются с другими исследованными в суде доказательствами, которые взаимоподтверждают и дополняют друг друга, оснований не доверять им у суда не имелось, как не имеется их и у судебной коллегии. Оснований и мотивов оговора осужденного со стороны потерпевших и свидетелей не установлено.

Судом в приговоре все доказательства в совокупности должным образом оценены и приведены убедительные мотивы, по которым суд отверг, в частности, показания Шастина И.Г.

о его невиновности и спланированном оговоре его детьми.

Эта версия осужденного судом тщательно проверена и справедливо отвергнута, как несостоятельная, не основанная на материалах дела.

Судебная коллегия, как и суд первой инстанции, находит, что исследованные доказательства в их совокупности достаточны для разрешения уголовного дела по существу. Обстоятельства происшедшего исследованы судом с достаточной полнотой и установлены в соответствии с добытыми доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Незначительные противоречия в показаниях допрошенных по делу лиц судом в приговоре оценены и устранены.

Выводы акушерско-гинекологических экспертиз в отношении потерпевших ФИО39 об отсутствии у них повреждений и болезненных изменений в области половых органов, а также выводы амбулаторной комплексной сексолого-психолого-психиатрической экспертизы об отсутствии у Шастина И.Г. расстройств в сексуальной сфере, показания свидетелей защиты, исключительно положительно характеризовавших осужденного, не могут, вопреки доводам кассационных жалоб, влиять на обоснованность выводов суда о виновности Шастина И.Г.
расстройств в сексуальной сфере, показания свидетелей защиты, исключительно положительно характеризовавших осужденного, не могут, вопреки доводам кассационных жалоб, влиять на обоснованность выводов суда о виновности Шастина И.Г.

в совершении инкриминированных ему преступлений. Доводы кассационного представления о неверной квалификации действий осужденного являются несостоятельными.

Квалифицируя содеянное им в отношении потерпевших ФИО40. как одно продолжаемое преступление, предусмотренное п.

«б» ч.4 ст. 132 УК РФ, суд обоснованно принял во внимание то, что противоправные действия в отношении них были совершены Шастиным И.Г. в короткий промежуток времени, в одном месте, были направлены на достижение единой цели.

Верно квалифицированы по ст. 135 ч.2 УК РФ и действия осужденного в отношении потерпевшей ФИО41. Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст.ст.

273-291 УПК РФ. Несвоевременное изготовление протокола не является, вопреки утверждениям автора кассационных жалоб, обстоятельством, влекущим безусловную отмену приговора. Замечания на протокол судебного заседания, содержащиеся в кассационных жалобах адвоката и осужденного, рассмотрены председательствующим судьёй и отклонены.

Все представленные сторонами доказательства судом были исследованы, все заявленные ходатайства в ходе судебного разбирательства были рассмотрены, по ним судом приняты решения в установленном законом порядке. Необоснованных отказов в удовлетворении заявленных ходатайств, в том числе, о допросе свидетелей, назначении экспертиз, не имелось.

Наказание назначено осужденному в рамках санкций соответствующих статей УК РФ, с соблюдением требований ст.ст. 60, 69 ч.3, 64 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, данных о его личности, первой судимости, положительных характеристик, при отсутствии отягчающих обстоятельств, наличия малолетнего ребёнка на иждивении, состояния здоровья осужденного, что обоснованно признано судом смягчающими обстоятельствами, в связи с чем назначенное осужденному с применением ст. 64 УК РФ наказание, вопреки доводам кассационных представления и жалоб, и по своему виду и по размеру не является явно несправедливыми вследствие чрезмерной мягкости либо суровости.

Все существенные обстоятельства, характеризующие личность осужденного и совершённые им преступления, судом были учтены. Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора в полном объёме, по делу не имеется. Вместе с тем, судебная коллегия соглашается с доводами кассационных жалоб адвоката об отмене приговора в части решения по гражданскому иску.

Принимая решение об удовлетворении гражданских исков о компенсации морального вреда, суд взыскал с Шастина И.Г. 300.000 рублей в пользу ФИО42.

и 150.000 рублей в пользу ФИО43., однако, не учёл при этом положения ч.1 ст.

1068 ГК РФ, которой установлена ответственность юридического лица или гражданина за вред, причинённый его работником при исполнении им своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании заключённого трудового договора (служебного контракта). В период совершения инкриминируемых ему деяний Шастин И.Г. являлся дежурным врачом-травматологом Люберецкой детской городской больницы, исполнял свои функциональные обязанности, предусмотренные трудовым договором и должностной инструкцией.

Таким образом, Шастин И.Г. не является применительно к настоящему уголовному делу надлежащим ответчиком по заявленным искам, в связи с чем постановленный судом в отношении него приговор в части решения по гражданскому иску подлежит отмене с направлением дела в этой части на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.

377,378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия О П Р Е Д Е Л И Л А : Приговор Люберецкого городского суда Московской области от 22 июня 2011 года в отношении ШАСТИНА Ивана Георгиевича в части решения по гражданскому иску отменить и дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, кассационное представление прокурора и кассационную жалобу осужденного – без удовлетворения.

Кассационную жалобу адвоката удовлетворить частично.

Председательствующий: Судьи :

Статья 132 УК РФ.

Насильственные действия сексуального характера.

1.

Мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей) -наказываются лишением свободы на срок от трех до шести лет.2.

Те же деяния:а) совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;б) соединенные с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам;в) повлекшие заражение потерпевшего (потерпевшей) венерическим заболеванием, -наказываются лишением свободы на срок от четырех до десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.3.

Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:а) совершены в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней);б) повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (потерпевшей), заражение его (ее) ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, -наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.4. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:а) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего (потерпевшей);б) совершены в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, -наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.5.

Деяния, предусмотренные пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, совершенные лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, -наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет либо пожизненным лишением свободы.

Часть 4 ст. 132 УК РФ или дети не склонны ко лжи. типичная уловка современного «Правосудия»

О современной ситуации с рассмотрением уголовных дел по обвинению преступления предусмотренных нельзя назвать оптимистичной с точки зрения перспектив стороны защиты.

Количество оправдательных приговоров по данной статье в принципе по России можно пересчитать на пальцах.

Около года я посвятил защите мужчины 75 лет обвинявшегося в совершении особо тяжкого преступления посягающего на половую неприкосновенность несовершеннолетних.

Данное дело заставило меня вновь глубоко задуматься о несовершенстве нашей судебной системы и отсутствии реальной реализации принципа презумпции невиновности судами и органами предварительного расследования.

Итак, летом 2018 года ко мне обратились родственники 75 летнего пенсионера которого обвиняли в том что он на улице одного из поселков нашей губернии приставал к девочке 11 лет, а именно погладил её ноги выше колен, а в последствии заманил в безлюдный проулок и поцеловал.

Прибыв к своему подзащитному на тот момент уже находившемуся в СИЗО, я встретил 75 летнего старика почти слепого и глухого совершенно безобидного и постоянно плачущего от того что он на старости лет оказался в МЛС, и на его просьбу к сотруднику администрации во время приемки вновь прибывших провести его в туалет он получил отказ в форме фразы «А у вас вообще никаких прав нет стойте и терпите».

Проведя беседу я установил. Что мой подзащитный пенсионер, ветеран труда всю жизнь прожил в этом поселке. На пенсии занимался подсобным хозяйством и пас коз которых ежедневно проводил через улицы поселка в овраг для того чтобы они там паслись, а после обеда ходил в тот же овраг собирать для них крапиву.

За несколько дней до нашей встречи он как всегда отвел коз в овраг, а в районе обеда повел обратно, но так как козы идут медленно он присел на лавочку посреди улицы (надо сказать на эту лавочку смотрят окна минимум 6 домов, рядом стояла соседка и качала своего внука. В этот момент на лавочку к нему подсела соседняя девочка, назовем ее — «Варя» и они вели беседу о козах, курах и как идет жизнь в поселке.

После этого мой подзащитный направился с козами домой.

Примерно через пол часа он пошел в овраг собрать козам крапивы и эта же девочка увязалась за ним где помогла ему нарвать крапивы, за что он угостил ее конфетой, так как постоянно угощает конфетами местных ребятишек.

Спустя еще 2 часа к нему домой пришел отчим девочки и сообщил что вызывает полицию так как он приставал к его дочери. Дедушка остался дома так как не понимал что произошло и и ничего предосудительного за собой не чувствовал. Примерно через пол часа приехал наряд полиции, дедушку забрали в следственный комитет состоялся допрос, освидетельствование и отбор биометариала для днк- экспертизы, а на следующий день несмотря на наличие постоянного места жительства, наличие источника дохода в виде пенсии, большое число родственников детей и внуков, преклонный возраст и положительные характеристики его отправили в СИЗО, с формулировкой семьей не обременен, не работает, обвиняется в совершении особо тяжкого преступления.Необходимо было выстроить линию защиты, для чего мною были опрошены взрослые жители поселка однако никто ничего подозрительного не видел.

Было заявлено ходатайство о проведении очной ставки с потерпевшей, однако следователь «в интересах несовершеннолетней» в нем отказал. Было заявлено ходатайство о проведении днк-экспертизы на наличие следов на одежде и смывах рук, а также иных имеющих значение для следствия местах. Результаты ее порадовали сторону защиты так как никаких следов какого-либо контакта обнаружено не было.Однако у родителей девочки и следователя тут же появляется версия о том что после предполагаемого посягательства она играла с детьми и на улице и они обливались водой поэтому следов нет.

Шли месяцы на каждом продлении меры пресечения я настаивал на освобождении моего подзащитного из СИЗО, но суд отказывал мотивируя это тяжестью совершенного преступления. В итоге удалось добиться перевода подзащитного в тюрьму больницу для всестороннего обследования ( если это можно так назвать так как там даже нет врача окулиста, а тонометр рекомендовали купить за свой счет).В итоге заключение врачей обнаружена «онкология» под?

необходимо до обследование. При этом перед помещением ТБ его этапируют в г.Уфа на судебно-психиатрическую экспертизу так как в нашей губернии ее не проводят ввиду несоответствия отделения «Европейским нормам гуманизма», Пока подзащитный находится в обратном пути в СИ г. Екатеринбург наступает время продления стражи и замечательный судья несмотря на все ходатайства стороны защиты требующей видеоконференцсвязь с СИЗО соседнего города, в целях соблюдения права на защиту в этом отказывает с мотивировкой в СИЗО нельзя дозвониться ни по 1 известному номеру.И о чудо областной суд отменяет данное порочное продление стражи и видит в ходе заседания что обвиняемый его (суд) не видит и не слышит без помощи защитника находящего в тюрьме больнице в ходе заседания.

продление стражи отменяет и с учетом выполненных требований и состояния здоровья изменяет меру пресечения на домашний арест, без права прогулок и использования средств связи. Пол дела сделано подзащитный дома и имеет возможность получать нормальную мед.

помощь.Надо сказать что изучение дела выявило еще большие не стыковки. Показания потерпевшей постоянно меняются, в части событий и способа посягательства, на допросе с применением видеозаписи на главные вопросы она отвечает с подсказок матери. Психиатрическая экспертиза говорит что девочка не склонна ко лжи (впрочем в нашей губернии она так говорит а 100% случаев из тех что мне приходилось встречать) и однозначно не рекомендует ее участие в судебных заседаниях.Судебно-психиатрическая экспертиза моего подзащитного также говорит что он не склонен к «педофилии» и более того у него имеется точнее отсутствует половая функция ввиду наличия заболевания.

Прямых свидетелей произошедшего нет. Девочка после событий еще час играла с детьми на той же улице, после чего якобы сообщила о том что дедушка ее трогал отчиму (и это при наличии глубокой психологической травмы согласно заключению психологов). В общем мною не было найдено ни одного доказательства указывающего на виновность подзащитного.

Начинается суд. Который категорически отказывает нам в вызове и допросе потерпевшей, и несовершеннолетних свидетелей в возрасте от 12 до 16 лет с которыми общалась в тот день после событий потерпевшая. Допрашивают лишь их родителей которые говорят что их дети ко лжи не склонны, но и за дедушкой ничего странного они не замечали и знают его с детства, а сама потерпевшая сейчас продолжает жить обычной жизнью и изменений в её поведении не произошло.

Лишь мать потерпевшей убеждает всех в глубокой психологической травме дочери, а также постоянно делает упор на козах и том что пенсионер мешает им так как они едят цветы на клумбах и справляют нужду на проезжей части и детской площадке.

Интересна личность матери она один из руководителей крупной коллекторской компании и юридически грамотна. Суд постоянно задает вопрос моему подзащитному а какие основания у свидетелей оговаривать Вас в совершении особо тяжкого преступления, под страхом уголовной ответственности.

На что мною неоднократно делались замечания, о том что мы не обязаны доказывать свою невиновность, и обосновывать мотивы оговора.Этот довод стал кстати основным аргументом в опровержении доводов стороны защиты при вынесении приговора. Особый интерес вызвал допрос педагога присутствовавшего при проведении следственных действий которая была классным руководителем потерпевшей я явно ей и ее семье симпатизировала, однако на вопрос защитника как проходила проверка показаний потерпевшей на месте видимо по неопытности ответила правду:

«Мама все показывала и рассказывала о произошедшем, следователь все записывал, а о потом мы все вместе фотографировались»

.

В период рассмотрения дела судом мой подзащитный начал проходить «химиотерапию» в связи с чем я просил суд не менять меру пресечения на период обжалования приговора так как было заведомо понятно его содержание. Все доводы защиты об отсутствии доказательств вины и наличии неопровержимых сомнений в виновности суд отверг, сославшись на отсутствие сомнении в показаниях потерпевшей не склонной согласно заключения экспертов ко лжи и фантазированию. при этом ной неоднократно заявлялись ходатайство о проведении по делу дополнительной судебно-психиатрической экспертизы в ином экспертном учреждении ввиду существенных противоречий и неполноты методики, однако суд в их удовлетворении без изготовления мотивированного постановления отказывал.Итак, как итог приговор 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима и дополнительным наказанием в виде 1 года ограничения свободы.

Окончательно к отбытию с учетом нахождения под стражей и домашним арестом 5 лет лишения свободы.

Однако история не так плохо окончилась, правда в нашем конкретном случае.

Подзащитный, опасаясь что при наличии жалобы прокурора приговор могут ужесточить просил его не обжаловать. Сразу после его поступления в СИЗО мною, были представлены все медицинские заключения и справки. Как итог спустя месяц (правда встретив 76-летие в колонии строгого режима) на основании заключения медицинской комиссии по ходатайству врачей уже другой суд полностью освободил его от наказания и освободил из под стражи незамедлительно в связи с наличием заболевания препятствующего отбытию наказания.Приговор он обжаловать не желает, так как сильно переживает и в силу своего здоровья, каждое заседание переносил с трудом, проходит лечение.

Мать потерпевшей, узнав об освобождении, пишет во все инстанции и СМИ, требуя ограничить моего подзащитного в свободе, и выборе места жительства.Сколько еще людей в нашей стране будет осуждено в совершении особо тяжкого преступления только на словах потерпевшей стороны, при отсутствии веских доказательств и улик?Я неоднократно встречал людей которые обращались ко мне и моим коллегам с вопросами к примеру что будет если их мужа (обвиняемого по ст. 132 ч.4) посадят и перейдет ли в этом случае им его доля в квартире, и можно ли примириться если он передаст свою долю.Необходимо разработать более совершенную систему психиатрической и психологической экспертизы несовершеннолетних потерпевших.

Случаи отказа в допросе на основании должны иметь экстраординарный характер ввиду ограничения права на защиту. Введение законодательного запрета на применение по данной категории преступления являлось преждевременным при низком уровне судебной и следственной системы.

Судебная практика по ч.4 ст.

132 ук рф

Статья 132. Насильственные действия сексуального характера(в ред. Федерального закона от 27.07.2009 N 215-ФЗ)1.

Мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей) -наказываются лишением свободы на срок от трех до шести лет.2. Те же деяния:а) совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;б) соединенные с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам;в) повлекшие заражение потерпевшего (потерпевшей) венерическим заболеванием, -наказываются лишением свободы на срок от четырех до десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.(в ред.

Федерального закона от 27.12.2009 N 377-ФЗ)3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:а) совершены в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней);б) повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (потерпевшей), заражение его (ее) ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, -наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.(в ред. Федерального закона от 27.12.2009 N 377-ФЗ)4.

Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:а) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего (потерпевшей);б) совершены в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, -наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.(в ред.

Федерального закона от 27.12.2009 N 377-ФЗ)5.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+